Воображаемая Родина

Дэвид Чанг, художник и режиссер, известный своими фильмами, мультимедийными инсталляциями, рисунками и гравюрами, живёт и работает между двумя городами – Энн Арбором и Вашингтоном. Я встретилась и побеседовала с Дэвидом в Stamps School of Art and Design, где он работает директором MFA (Master Fine Art program). Интервью было опубликовано в живом журнале музея современного искусства Эрарта.

О чём ваше творчество?
Меня всегда интересовало всё, что связано с  массовым перемещением людей и идеей родины. Сегодня люди очень мобильны, они перемещаются из страны в страну, и они идентифицируют себя с разными культурами, национальностями и территориями. Мне интересно, как это происходит и как это меняет людей. Две мои ранние работы - "Seoul House" и "Turtle Boat Head" рассказывают о владельцах корейских магазинов в Америке. Моя семья владела таким магазином в конце восьмидесятых - начале девяностых годов в Вашингтоне. Тогда очень интересная ситуация происходила в Соединенных Штатах - американцы не понимали, почему эти магазины в Вашингтоне, Лос-Анджелесе и Нью-Йорке куплены корейцами. Люди спрашивали, откуда взялись эти эмигранты, и почему они здесь? Изменения происходили очень быстро, и атмосфера была напряжённой и даже враждебной, особенно в афроамериканских кварталах.

 

Как история вашей семьи повлияла на ваше творчество?
Я проводил в магазине много времени и стал интересоваться этими проблемами. Моя ранняя работа"Seoul House" автобиографичная. Я создал огромные графические полотна, около 70 футов, изображающие окрести и магазины, это заполнило целую комнату. Выставка состояла из больших рисунков и видео, а также в течение трех дней шёл спектакль, рэп-опера, в стиле корейского танца масок. Позже я вернулся к этой теме ещё с одним проектом - "Turtle Boat Head".

"Seoul House”, электронная рэп-опера

 

Как развивалась ваша карьера?
Я учился на режиссера. Сразу после окончания университета я работал в Нью-Йорке для HBO, ABC, на телевидении, в течение пяти лет работал, как помощник режиссёра в документальном кино. Я осваивал навыки кинопроизводства. Это была очень тяжелая работа, и я тогда перегорел, устал от этой работы. И я вернулся в Вашингтон - работать в магазине моих родителей. Затем я занялся графикой и рисунком – тем, что я действительно хотел делать, и что я изучал в университете. Я делал это в течение 15 - 20 лет, а в последнее время я снова вернулся к формату документального кино и снял фильм о советских корейцах -"Koryo Saram - The Unreliable People".

 

Расскажите подробнее об этой истории!
Это была первая и самая большая этническая чистка. Эта история началась ещё в царский период. Была плохая экономическая ситуация в Корее, - засуха, голод, и корейцы начали перемещаться  чтобы найти лучшие места. В то время ещё не было границ. Корейцы стали перемещаться в 1860-х годах туда, что сейчас известно, как Приморский край. Затем царь провёл границу, и они оказались на российской стороне. Эти корейцы стали русскими. Они говорили по-русски, но также и на корейском языке. Население постепенно росло.  Когда японцы вторглись в Корею в 1905 году, ещё больше корейцев переместилось в Россию. К 1930 году насчитывалось около 200000 корейцев, проживающих во Владивостоке и Хабаровске. Некоторые из них были гражданами России и даже коммунистами. В 1937 году Япония вторглась в Китай. Японцы подошли очень близко к России и даже происходили небольшие сражения. Сталин и его люди подозревали корейцев, которые там жили, в шпионаже в пользу японцев. Было решено депортировать их в Казахстан и Узбекистан. Это было частью большого плана заселения Центральной Азии. Туда были переселены все российские корейцы, немцы, поляки и татары. Они были насильственно депортированы и тысячи людей погибли в дороге. Когда я приехал в Казахстан и в первый раз встретил этих корейцев, мне было интересно, - откуда они были там ?  Никто в Америке, в Европе, даже в Корее не знает эту историю. Это просто невероятно, что 200000 человек были взяты из одного места, и перевезены в другое место, за 4000 км. Я поехал туда с моим другом Мэттом Дибблом, и мы сделали этот фильм. Самое интересное в истории об этих корейцах в Казахстане, это то, что, хотя они уже стали по сути русскими, потому, что жили в России на протяжении трех поколений, тем не менее, они считают себя корейцами. Мне было интересно исследовать сходства и различия между советскими и российскими идеями ассимиляции и этнической принадлежности. В Советском Союзе было много разных народов - внешне это были люди разных национальностей, но ментально все они были русские. Мои корейские друзья в Казахстане и в России едят хлеб, пьют водку и не едят рис. Я думал об этом, потому, что почти в то же самое время в Соединенных Штатах, американское правительство тоже думало о переселении людей. Я читал, что американские компании даже предоставляли некоторые из этих поездов для депортации людей, и есть много разных мнений на этот счёт. В 1940-х годах, после нападения Японцами на Перл Харбор, американское правительство депортировало всех американских японцев. В то же время рассматривались идеи - что делать с черным населением.

"Корё Сарам - ненадежный человек", документальный фильм.

 

Новые технологии влияют на вашу работу?
Я начал свою карьеру в качестве режиссера, работая сначала на 16-мм пленке, затем на 35-мм, и затем - в цифровых технологиях. Это заставляет меня быть в курсе современных технологий, но мне также интересны и старые технологии, например старинные печатные ремесла. Мне интересны различные способы визуализации, и, в тоже время, мне интересен временной режим, длительность взаимодействия зрителя с произведением искусства. Когда люди приходят на выставку, они смотрят произведения искусства в течение нескольких минут и идут дальше, а когда вы показываете фильм, зритель должен сидеть и смотреть фильм в течение часа, или полутора.

 

Некоторые из ваших работ сделаны в видео, в других вы совмещаете видео и анимацию, рисунок, инсталляцию и перформанс. Как вы решаете, какие медиа более подходят для выражения вашей идеи?
Я думаю об этом все время. Мне интересны разные медиа, и я люблю их комбинировать, понимать, как они работают вместе. Иногда я комбинирую видео с рисунками в моих инсталляциях. Это непросто, потому, что нужно выстроить визуальную иерархию и последовательность того, как работа будет восприниматься в выставочном пространстве. Иногда я объединяю рисунок и видео в одно целое, в других случаях я располагаю видео внутри инсталляции, и, таким образом, разделяю их.
Когда я делал документальный фильм о советских корейцах, я обнаружил, что мир кино очень отличается от художественного мира и между ними почти нет связей. Живопись, рисунок и инсталляция демонстрируются в галерейном мире, но если вы делаете документальный фильм, вы представляете это совсем другому сообществу. Когда я показываю мои фильмы на фестивалях документального кино, никто не знает, что я - художник, а в музеях ничего не известно о моих работах в кино.

"Stripmall", рисунок и видеомонтаж

 

Что вы считаете наилучшим местом для ваших работ? Галерея, музей, интернет, или частная коллекция?
Мои работы показываются и в крупных музеях, например, в Хьюстоне и в небольших частных галереях. У меня была галерея в Вашингтоне в течение 16лет, и я представлял свои работы там. Галерейные и музейные пространства отлично подходят для моих работ и частная коллекция тоже и интернет. Я не имею ничего против того, чтобы делиться своими работами в интернете.

 

Вам приходится много общаться с людьми, а также вы работаете один в своей студии. Что наиболее важно для вас?
Мне нравится заниматься графикой, и проводить время в студии, в уединении,  но я также ценю совместный характер кинопроизводства и взаимодействие с людьми. У меня есть несколько проектов, в которых есть оба эти аспекта. В большинстве моих проектов присутствует компонент взаимодействия с аудиторией и с другими художниками.

 

Вы сотрудничаете с другими художниками?
Кинопроизводство - это очень совместный процесс. Я работаю с композиторами, операторами, звукорежиссёрами. Работая над проектами, мы становимся настоящими друзьями. Я сотрудничаю также с другими художниками, но, по большей части, я приглашаю их, как экспертов и помощников для работы над моими проектами. Мне нравится сотрудничать, я люблю работать с людьми.

 

Кто ваши зрители?
Я не знаю, кто именно моя аудитория, она разная, и всё время меняется. Люди приходят смотреть мои работы, и для меня важно, что бы работы были понятны разным зрителям. Я стараюсь, чтобы мои работы были понятны не только художникам. Работа должна быть сложной, и работать на разных смысловых уровнях, она должна быть интересна и знатокам, и неискушённым зрителям. Люди не должны оканчивать художественную школу, чтобы понимать произведение искусства.

 

Ваше искусство воспринимается по-разному в Южной Корее, в Европе и в Америке?
Возвращаясь к вопросу о том, кто моя аудитория, должен сказать, что она различается, в зависимости от того, где я показываю мою работу, - в Корее, в США, или в Европе. Я не адаптирую мои работы, но люди по-разному воспринимают их, в зависимости от культурного контекста, в который они попадают. Например, в Южной Корее моё искусство интерпретируется, как протестное, и меня относят к активистам.

 

Ваше творчество как-то соотносится с корейской художественной традицией?
Я из Корейской семьи, поэтому многие визуальных образы которые я использую связаны с корейской культурой. Во многих своих работах я использую корейские мотивы и идеи. Тем не менее я по-своему их интерпретирую и перерабатываю. Например, у меня есть работа - корейский горшок, который сейчас выставляется в музее Смитсоновского института естественной истории. Эта скульптура сделана из гипса. Настоящий корейский горшок делается гончаром из фаянса, и традиционный корейский художник никогда не станет использовать гипс.

 

Кажется, что большинство людей не интересуются искусством и не ходят в галереи и музеи. Может ли современное искусство влиять на общественные процессы?
Я думаю, да. Если вы говорите о людях, которые не посещают музеи, а только смотрят телевизор, – то даже они участвуют во взаимодействии. Они видят что-то с экрана, они тоже участвуют в диалоге. Искусство влияет на разных уровнях. Например, в Северной Корее правительство использует искусство в политических целях. Это пропаганда.

 

Какова роль художника в обществе?
Роль художника - ставить провокационные вопросы и подвергать различные идеи переосмыслению. Это происходит на разных уровнях: живописцы делают это на своём уровне, а художники занимающиеся социальным искусством, - на своём. И те и другие рассширяют границы художественных практик. Это может касаться как технологий и мастерства, так и понимания искуссва и общества в целом. Работая над своими ранними проектами о корейских магазинах, я был глубоко вовлечён в социальный активизм, это было частью творческого процесса.

 

Что значит для вас преподавание?
Я люблю преподавать - это здорово быть в сообществе, где вы получаете свежие идеи. Это захватывающе. Я отношусь к студентам, не как к ученикам, но как к коллегам. Это взаимодействие также позволяет мне лучше понимать мою собственную работу.

 

 


 

Please reload

Recent 

November 2, 2016

November 1, 2016

Please reload

Archive
Please reload